От кустарного производства до экспортных поставок

Глава компании «Каспий плюс» Жандос Пангереев поделился историей фуррора

От кустарного производства до экспортных поставок

В Западно-Казахстанской области история ТОО «Каспий плюс» известна почти всем. Все начиналось в маленьком гараже, где основоположник и генеральный директор компании Жандос Пангереев сделал создание по выпуску особых сеток крепления для местных шахт. В интервью корреспонденту еженедельника «Капитал.kz» предприниматель сказал, почему не возжелал заняться торговлей и аутсорсингом, а решил сделать свое создание, как выжил в кризисные времена и почему предпочитает работать с зарубежными компаниями.

– Жандос, когда все началось?

– ТОО «Каспий плюс» основано в 2009 году и сотворено, как говорится, с нуля. Нас поддержала компания «Восход-Ориел», 1-ые заказы поступили оттуда. На данный момент компанией обладает турецкий инвестор Yildirim Group. Можно сказать, что за счет данной для нас компании мы и появились. Нам дали возможность заняться импортозамещением, а конкретно изготавливать анкера для горнодобывающей индустрии, которые употребляются для крепежа проходки. Позже своими заказами нас поддержала компания «Шахтбау-Казахстан». Она является подрядчиком АО «ТНК «Казхром». Для нее мы изготавливаем систему крепления (арочная крепь), не уступающую по качеству ввезенной Pantex. До сего времени мы тесновато сотрудничаем конкретно с Yildirim Group. Иноземцы нам посодействовали подняться на ноги и стать тем предприятием, которое вы видите. Мы на данный момент для горнодобывающей индустрии изготавливаем наиболее 300 наименований продукции, которая не уступает по качеству, но дешевле привезенных из других стран аналогов. От маленьких крепежных изделий до сложных агрегатов. Практически мы увлечены настоящим импортозамещением. Хотя в истинное время мы получаем сырье из Европы, потому из-за волатильности курса тенге гласить, что наша продукция намного дешевле, наверняка, будет неправильно. Но то, что не уступает по качеству, это совершенно точно. По другому с нами бы не работали зарубежные конторы.

– Вы решили создавать все: от винтика до целого агрегата. Почему не стали брать какие-то детали у иной компании?

– Я посчитал, что это некорректно. Потому благодаря фонду «Даму» мы получили кредит под 7% годичных – это весьма отменная муниципальная поддержка. На кредитные средства мы закупили оборудование, научили рабочих. Мы не сидим складя руки и не ждем, когда к нам придут и сделают заказ на ту либо иную продукцию – сами отыскиваем возможных заказчиков. Потихоньку наше предприятие развивается.

– Как совершенно пришла идея заняться созданием, при этом в нефтегазодобывающем и горнорудном секторах?

– Когда я начинал дело, с деньгами было тяжело. Кредит мы получили в 2013 году. Мне знакомые гласили: «Делай как все – купи нефтевоз и перевози нефть». Но это не мое. Хоть я по образованию историк, мне нравится создавать, а не жить по принципу «купи-продай». Совершенно, идея заняться созданием у меня появилась в 2006 году. Собственный бизнес я начинал в строительной сфере. Но с приходом кризиса, а конкретно строительный бизнес первым на для себя чувствует все его «красоты», я сообразил, что необходимо заниматься кое-чем остальным. Машиностроение – вот многообещающий сектор экономики. Необходимо заниматься импортозамещением. Ведь ранее полностью всю нужную продукцию недропользователи завозили из Австралии, Италии и остальных государств. Но все завозимое снаружи нужно создавать тут. Не нужно быть 7 пядей во лбу, чтоб осознать, что государству нужно. Просто любой должен заниматься своим делом.

– Когда вы заполучили собственный 1-ый производственный станок и сколько он стоил?

– Собственный 1-ый станок я купил за 100 тыс. тенге в 2009 году. Естественно же, прошлый в употреблении. Он до сего времени стоит на видном месте на местности компании и к тому же в рабочем состоянии. Когда создание было поставлено на подабающий уровень, мы стали крепить материально-техническую базу, приобретая новейшие станки.

В 2014 году мы с папой поехали в Москву на выставку «Металлообработка-2014». Отыскали весьма неплохой станок. Взяли кредит и приобрели его. Это неповторимый 3D-станок – функциональный обрабатывающий центр, не имеющий аналогов в Казахстане. Он обошелся нам в 300 тыс. евро. Этот станок может обрабатывать заготовку сходу в 3-х проекциях. На нем можно сделать деталь хоть какой трудности. Другими словами он сходу подменяет несколько обычных станков. У него двенадцать обрабатывающих головок. Одна головка – это одна операция. Выходит, что в нем сосредоточено 12 обычных станков. Есть возможность изготавливать и авто запчасти, и оборудование для горнодобывающей и нефтегазодобывающей индустрии, и почти все другое.

На современном станке выполняются изделия различной формы. К примеру, из гибкой проволоки делаются пружины, строй анкера и многое-многое другое. Вся Европа, весь мир работают по данному эталону. Все буквально и ровно. Если гласить о нововведениях на предприятии, то оно на данный момент выпускает такую продукцию, создание которой не было в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и нет до сего времени в Казахстане.

В процессе забугорных поездок мы не только лишь закупаем новые станки, да и договариваемся о стажировке наших профессионалов на заводах-изготовителях.

Когда у меня возник целый парк станков, я узрел целый мир производства в машиностроении. Совершенно, машиностроение – это флагман импортозамещения. Мы стали диверсифицировать наше создание. Начали изготавливать не только лишь анкера, да и разные детали для спецтехники.

Взять этот же противоотворотный якорь. Мы 1-ые, кто его произвел в РК. Это непростой агрегат, и можно с гордостью сказать, что он в первый раз произведен конкретно в Актюбинской области. Постоянно числилось, что Казахстан – это сырьевой придаток. А мы стараемся обосновать, что можем сами создавать сложные агрегаты в сфере машиностроения. При этом не только лишь в нефтегазодобывающем и горнорудном секторах. Мы повсевременно находимся в поиске, развиваемся. К примеру, на данный момент исполняем заказы на изготовка запчастей для спецтехники.

Как ваша компания пережила многократные девальвации?

– Конкретно в 2014-2015 годах я прогуливался по кабинетам компаний, работающих в Актюбинской области, и гласил: «Ребята, есть такое ожидание, что бакс может весьма очень подняться. Давайте я буду создавать продукцию на заказ». К моему предложению отнеслись с холодком. А вот когда ударила девальвация, то все тогда начали уже находить меня. И мы начали создавать разные детали для спецтехники. А наша продукция ничем не различалась по качеству, но стоила еще ниже аналогов. В то время я был в состоянии сделать продукцию на 30-40% дешевле ввезенной, а компания при всем этом смогла сохранить рабочие места.

– Прошло 10 лет с момента сотворения компании. Что за этот период времени вышло в ней?

– Начинали с 1-го станка. На данный момент их около сотки. Есть муфельная печь. В последующем году планируем запустить собственное литейное создание. В октябре 2017 года запустили цех в Атырау. На данный момент он оборудован новыми европейскими станками (полтора 10-ка). Открыли новейшую линейку продукции. Во сколько это обошлось, сказать не могу: коммерческая потаенна. Там создают продукцию для нефтегазового сектора: шпильки, гайки, болты и другое по европейским и южноамериканским эталонам. Сырье для этого закупаем в далеком зарубежье. Русское свойство для этого не подступает. Продукция цеха создана для «Тенгизшевройла» и «КазМунайГаза», с которыми мы тесновато сотрудничаем. На данный момент, к слову, ведутся переговоры с ТШО о увеличении размеров поставок. Нам нужно для этого пройти сертификацию по АPI-стандарту.

– Каковой годичный оборот компании?

– В прошлые два-три года можно было бы гласить о 800-900 млн тенге в год. За 2019 год ожидаем примерно 1,1 миллиардов тенге.

– Вышли ли вы на наружный рынок?

– Да. Мы уже пару лет сотрудничаем с грузинскими партнерами. Если в 2016 году для горнодобывающей промышленности данной для нас страны нашей компанией было поставлено продукции на сумму около $600 тыс., то уже в этом – практически на $1 млн. Хотелось бы еще прирастить экспортную составляющую. В июле этого года в Тбилиси мы провели переговоры с нашими партнерами. Планируется открытие нашего филиала в 2019-2020 годах. На данный момент готовимся к роли в выставке, которая пройдет в Улан-Баторе в октябре этого года. Туда тоже будут поставки. В Монголии развивается горнорудная ветвь. При этом заинтригованность в разработках проявляют известные мировые компании. Наша разработка дозволяет поставлять продукцию на татарский рынок. К тому же к нам обращаются компании, работающие на постсоветском рынке.

– Сотрудничаете ли с русскими компаниями?

– Пока я желаю работать лишь с зарубежными компаниями. Они не попросту располагают у нас заказы, да и проводят обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками), демонстрируют технологии. А что употребляют казахстанские компании? Это тендер: отжать, не отдать развиться производственнику. Если честно, из-за этого мучаются практически все производственные компании Казахстана. А когда ты работаешь на зарубежную компанию, то тут есть стоимость, в которую ты по хоть какому войдешь. А в российскей модели кто-то для чего-то начинает сберегать. В итоге «попадает» создание.

– Есть ли у вас соперники на рынке?

– Посреди местных нет. Зарубежные компании – да, составляют конкурентнсть. Но я за здоровую конкурентнсть. К примеру, при поставках в Грузию одними из главных соперников для нас являются русские компании. Но если они требуют 100%-ную предоплату, то нас устраивает 40%. Мы стараемся давать условия мягче, а работу созодать резвее без вреда для свойства. На местности Казахстана огромное значение имеет локация. И сначала наличие сертификата «СТ-KZ».

Оцените статью
"24 -." , ., , 050012 . , 280 405
info@alb24.kz
+7 (705) 374-66-44