Нашли, но не устранили. Как ЕАЭС борется с барьерами?

На пути Евразийской интеграции возникают все новейшие препятствия

Нашли, но не устранили. Как ЕАЭС борется с барьерами?

На деньках в столице Армении, в Ереване, в узеньком составе прошло еще одно заседание Высшего Евразийского экономического совета. Главные вопросцы повестки заседания касались проведения Евразийского экономического форума, нормативов распределения сумм ввозных таможенных пошлин меж бюджетами государств — членов ЕАЭС, также индивидуального состава Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Но, по-видимому, основным наболевшим вопросцем посреди участников стал вопросец о отмене барьеров на внутреннем рынке ЕАЭС. На заседании совета главами всех стран-членов ЕАЭС без исключения был озвучен призыв предстоящего устранения барьеров в торговле продуктами и услугами. Деньком ранее состоялись встречи глав правительств стран-членов, где также дискуссировались вопросцы скорого устранения барьеров на внутреннем рынке союза. К примеру, делегация Казахстана, возглавляемая первым заместителем премьер-министра РК — министром денег Алиханом Смаиловым, и совсем предложила «закончить затягивать устранение барьеров».

В целом инициатива Казахстана по сокращению сроков устранения барьеров, которые, как понятно, в отдельных вариантах рассматриваются наиболее 2-ух лет, поддержана членами совета ЕЭК. Означает ли это, что подходящая среда без барьеров в рамках ЕАЭС так и не была сотворена? Какие же внутренние разногласия и несогласованность в действиях стран-членов не разрешают полностью воплотить идеи, которые были заложены при разработке союза?

Можно сосчитать, но не решить

Вправду, как указывает прослеживаемая динамика, устранение странами — членами ЕАЭС барьеров на внутреннем рынке союза проходит достаточно медлительно. Согласно официальным данным ЕЭК, в общей трудности выявленных препятствий 70 одно, а по итогам 2018 года из списка был убран только один барьер.

Как понятно из СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), данный вопросец не раз выносился на повестку денька на проходивших встречах глав правительств «пятерки». Тема о снятии барьеров на внутреннем рынке дискуссировалась премьер-министрами стран-членов на проходившем заседании межправсовета ЕАЭС еще в апреле 2019 года. По результатам встреч странам было предложено в трехмесячный срок принять меры по оговоренным ограничениям. Отметим, что, невзирая на решения ЕЭК, до нынешнего денька препятствия так и не были сняты.

Броско и то, что с ноября 2018 года из 5 таковых решений в выполнении оказалось только одно (препятствие касалось вопросца о поставках в Россию белорусского молока). Такового рода вопросцы, как «введение санитарных мер в отношении молочной продукции», «единый порядок ветеринарного контроля при перемещении животноводческой продукции из Рф в Беларусь», «публикация данных о госзакупках на российском языке в Армении» и «отмена разрешительного порядка на ввоз зерна в Беларусь», входили в список имеющихся барьеров. Некие из их опосля решения ЕЭК о их отмене приостанавливались. Так, по воззванию премьер-министра РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Дмитрия Медведева решение по отмене барьера на введение санитарных мер в отношении молочной продукции было приостановлено.

Согласно данным ЕЭК, на конец 2018 года реестр насчитывал 71 препятствие, из их барьеров – 17, ограничений – 37, изъятий – 17. На нынешний денек полное количество выявленных препятствий составляет также 71. Посреди их 17 барьеров, которые впрямую нарушают нормы ЕАЭС. Не считая того, имеется 16 изъятий, которые характеризуются узаконенностью отступлений от общих правил, и 38 ограничений, которые имеют пространство быть лишь из-за отсутствия общей нормативной базы. Другими словами из данной статистики следует, что количество барьеров осталось прежним, ограничения возросли, а изъятия, напротив, сократились на одну единицу. Два года вспять количество препятствий доходило до 60, в том числе 9 барьеров, 17 изъятий и 34 ограничения.

Согласно данным ЕЭК, в период с 2017 по 2018 год в общей трудности было устранено 16 барьеров, но на конец 2018 года в списке препятствий оставались еще 17 барьеров. Соответственное решения о необходимости устранения 15 барьеров из 17 возможных ранее уже было принято ЕЭК. По итогам 2018 года устранению подлежало 5 барьеров, в итоге был снят один барьер, который касался «определения пт пропуска, через которые допускается ввоз оформленных определенным образом транзитных грузов». В 2019 году планировалось убрать 6 возможных ограничений. Как отмечается в материалах ЕЭК, на конец 2019 года остается риск того, что не получится убрать пятнадцать из оставшихся препятствий. В сей раз на заседаниях ЕЭК отмечалось, что, быстрее всего, до конца 2019 года большая часть препятствий все таки остается нерешенной.

Тем не наименее имеются и заслуги. В Беларуси были предприняты меры по сглаживанию ставки НДС для российских продуктов и продукции. Как понятно, ранее ставки НДС были высочайшими для ввозимых продуктов из государств союза. Также, по данным СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), в Казахстане идет активная подготовка по внесению поправок в Налоговый кодекс, которые должны убрать рентный налог на экспорт угля в остальные страны союза. Со стороны Рф были даны обещания о изменении регулирования, которое касается ограничения роли спортсменов из государств союза во всероссийских соревнованиях. Но при всем этом указывалось, что будет нужно согласовать данный вопросец со спортивными федерациями. Осуществлялась подготовка поправки, которая уравновешивала бы условия рекламы вин, сделанных в Рф и остальных странах — членах ЕАЭС. Со стороны же Кыргызстана было обещано принять меры по сглаживанию действий механизма «малого уровня контрольных цен», которое сейчас затрагивает только производителей из остальных государств ЕАЭС.

Нужно отметить, что, кроме неотклонимых к выполнению решений ЕЭК, были случаи добровольческой отмены ограничительных барьеров. Наша родина в апреле 2019 года пообещала обеспечить допуск программного обеспечения (к муниципальным и городским закупкам) из государств «пятерки». Также страны должны были отменить обоюдное признание электрической цифровой подписи, которое является остальным принципиальным барьером для роли в госзакупках. Но, судя по имеющимся открытым источникам, план действий пока не согласован.

В целом, по данным ЕЭК, чтоб выйти на рынок Рф, принципиально отменить главных восемь барьеров, Беларуси – 5, Казахстана — четыре, Армении – четыре, Кыргызстана – три.

«Ограничения РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) на поставки шампиньонов из Беларуси», «несоответствие технических регламентов нормам союза», «расхождения в систематизации по товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности», «ограничения на экспорт отдельных видов продукции в Беларусь», «применение Казахстаном тарифных льгот в отношении сырья и материалов в составе готовой продукции», также «условия рекламы коньяка в Армении» на сей день составляют неполный перечень возможных барьеров.

Никто и тиына не желает терять

Повышение размеров обоюдной торговли, как обещалось в совместных декларативных заявлениях Беларуси, Казахстана и Рф, обязано было стать результатом 4 причин — вольного передвижения продуктов, услуг, капитала и рабочей силы.

При присоединение Армении и Кыргызстана к интеграционному объединению планировалось не только лишь повышение одного рынка до 180 млн человек, да и определенного рода преференции для каждой из сторон. Но заместо ожидаемого роста вышло понижение торгового оборота. По данным ЕЭК, которая, к слову, является руководящим органом ЕАЭС, внутренняя торговля в 2018 году снизилась в объеме на 25%. Внешнеторговый оборот ЕАЭС с третьими странами уменьшился на 34%. За 1-ое полугодие 2019 года просматривается очевидное понижение обоюдной торговли меж странами союза наиболее чем на 5%, а с третьими странами – наиболее чем на 2%.

Данную тенденцию можно разъяснить обвалом цен на нефть и девальвацией государственных валют государств ЕАЭС. Но, как понятно, корень всех заморочек необходимо находить сначала пути. Закладка заморочек, по-видимому, началась еще на первом шаге интеграции — в 2010 году. Тогда почти все специалисты гласили о различных уровнях экономического развития государств, которые при всем этом еще ставят и различные цели.

Нужно вспомянуть, что открытие рынка для продукции союзников сначала больно стукнуло по казахстанскому бизнесу. Не считая того, появление общих заморочек с доступом на русский рынок из-за так именуемых нетарифных ограничений, защищающих русских производителей от конкуренции со стороны остальных участников интеграции, ограничивало в действиях как казахстанскую, так и белорусскую стороны. Анализируя трудности и перспективы ЕАЭС, принципиально отметить существование ряда очевидных противоречий, так как свободное перемещение продуктов снутри интеграционного объединения уже обязано происходить при пересечении таможенной границы.

Поддаются устранению, только бы воля была

На нынешний денек сделанная нормативная база для вольной торговли уже является огромным фуррором для ЕАЭС. К примеру, 1 октября 2018 года ЕЭК были даны возможности по вопросцам маркировки продуктов и их прослеживаемости. Сейчас принципиально, чтоб прогрессивные предложения не оборачивались новенькими препятствиями в торговле. Нужно добавить, что в отдельных вариантах имеет пространство быть превалирование над целями и задачками интеграции желания защитить позиции собственных товаропроизводителей на государственных рынках. Введение разных экспертиз, доп требований на региональном уровне, внегласных распоряжений является неполным списком возникающих барьеров. Введение ограничений обычно вызывает недоверие к процессу интеграции и в некий степени даже дискредитирует. Разумеется, что таковая практика является неприемлемой, потому что противоречит принципам интеграции, требующих к для себя особенного дела. Другими словами, полное неприятие экономического смысла союза происходит конкретно из-за имеющихся ограничений.

В этих критериях принципиально осознавать, что усиление мониторинга государственных законодательств и разработка действенных устройств информирования, также объяснение работающего права снутри ЕАЭС должны быть на особенном контроле ЕЭК.

Арсен Малтабаров, магистр соц познаний (глобальная экономика)

Оцените статью
"24 -." , ., , 050012 . , 280 405
info@alb24.kz
+7 (705) 374-66-44