Как ускорить цифровую трансформацию бизнеса в Казахстане

Digital-революция затронула все сферы жизни, считает глава консульства Dell EMC в РК и ЦА Нурлан Садыков

Как ускорить цифровую трансформацию бизнеса в Казахстане

Мировой процесс цифровой трансформации начался, и компании, которые движутся по этому пути, являются фаворитами рынка, другими словами мы перебежали к четвертой промышленной революции. Точкой невозвращения можно именовать 2017 год, когда 50% населения планетки подключились к широкополосному вебу. В исследовании McKinsey Global (MGI) Institute говорится, что компании с большенными цифровыми способностями, которые ранее остальных увидели потенциал искусственного ума, сейчас имеют наиболее высшую маржинальность на рынке. И разрыв в производительности лишь возрастет в наиблежайшие три года. Что в этом контексте происходит в РК в интервью корреспонденту «Капитал.kz» сказал глава консульства Dell EMC в Казахстане и Центральной Азии Нурлан Садыков.

— Нурлан, много ли в РК таковых дальнозорких компаний, о которых гласит MGI?

— В Казахстане та же ситуация, что и во всем мире. Почти все российские компании обращаются к нашим профессионалам для того, чтоб они посодействовали им с действием digital transformation (DT). Республика живет в цифровой эпохе, все есть условия для трансформации бизнеса исходя из убеждений готовности инфраструктуры, и на сей день в среднем уровень ШПД в веб составляет наиболее 75%. По индексу цифровизации бизнеса наша страна по итогам прошедшего года, думаю, обязана занять 47-48 пространство. Предполагается, что в итоге реализации программки «Цифровой Казахстан» республика поднимется в рейтинге до 30 строки.

По оценкам MGI, уже к 2036 году до 50% рабочих и административных специальностей в мире будут автоматизированы, это сопоставимо с промышленной революцией ХVIII-ХIХ веков. Тогда толика рабочих, занятых в производстве, уменьшилась наиболее чем в два раза.

Промышленная революция в свое время отдала возможность неким странам достигнуть впечатляющих темпов роста, и сейчас у Казахстана есть неповторимый шанс воплотить потенциал и занять пространство посреди глобальных фаворитов.

Технологически главными катализаторами DT являются 4 компонента: искусственный ум/машинное обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками) (AI/ML), веб вещей (IoT), аналитика огромных данных и интерфейс взаимодействия с конечным заказчиком.

Сейчас мы лицезреем много казахстанских инноваторских компаний, которые уже работают на рынке со своими неповторимыми продуктами: онлайн-банкинг, каршеринг, в области электрической торговли и т.д.

Интенсивно развивается электрическое правительство, принята программка «Цифровой Казахстан», на базе парков инноваторских технологий и Astana Hub создаются условия для поддержки и роста технологических стартапов.

— Казахстанский бизнес удачно движется по этому пути?

— Цифровая трансформация затрагивает все отрасли экономики и всякого человека в отдельности. В 2017 году принята программка «Цифровой Казахстан» и уже по результатам 2018-го, как отметил вице-министр цифрового развития Аскар Жумагалиев в процессе интернациональной конференции IDC CIO Summit 2019, экономический эффект от нее составил $580 млн. Нужно отметить, что это лишь эффект, который можно измерить средствами и который проявили компании ГМК и нефтяного сектора за счет автоматизации действий и роста производительности оборудования. Идет речь о таковых проектах, как «Цифровой рудник», «Цифровое месторождение». Бенефициарами данной программки являются все обитатели Казахстана. Цифровизация экономики несет внутри себя огромное количество выгод: электрический доступ к муниципальным услугам, увеличение свойства мед услуг, удобство публичного транспорта, сокращение уровня преступности, сохранность дорожного движения, что в общем существенно улучшает жизнь людей.

А если гласить про эффект для нашего бизнеса исходя из убеждений экспортного потенциала, то в Казахстане есть стартапы в области IT, которые могут ужепредоставлять услуги в том числе и за пределами нашей страны. Эффект от цифровизации как раз и дозволяет это создать, поэтому что реально стираются границы и, к примеру, приложением казахстанской компании на телефоне могут воспользоваться полностью все, кто подключен к вебу.

— Какие это компании?

— Это IT-компании, которые работают в области электрического документооборота, информационной сохранности, электрической коммерции, сервиса реализации билетов, гейминга и т.д.

— А совершенно, необходимо ли громозвучно заявлять, что сейчас цифровизация является нашей государственной мыслью? Это ведь само собой разумеющийся процесс в современных критериях.

— О цифровизации нужно не только лишь заявлять, да и поддерживать постоянную дискуссию, отыскивать более действенные пути и драйверы роста – какие результаты, планы и что еще предстоит создать. Не стоит забывать, что правительство обязано предугадать, какие специальности окажутся невостребованными и, соответственно, перестроить систему образования с целью обеспечения высочайшего уровня базисной цифровой грамотности населения. Уже сейчас мы смотрим нехватку экспертов, обладающих цифровыми способностями. Ведь для цифровизации экономики правительство обязано обеспечить инфраструктуру, буквально так же, оно строит дороги.

— Не плохая аналогия, поэтому что некие экономисты молвят, что девиз «Мы будем строить много добротных дорог в стране» – это несерьезно, необходимо заниматься сиим по дефлоту. С цифровизацией то же самое.

— Когда мы говорим о промышленной революции, то нужна инфраструктура –программка «Цифровой Казахстан» это учитывает. Роль страны в перспективе 20 лет, а это весьма маленький просвет времени, заключается в том, чтоб приготовить новое поколение кадров, которое будет увеличивать эффективность экономики. Те $580 млн, которые были получены в качестве экономического эффекта от цифровизации бизнеса, это около 0,3% от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) страны, но порядка 8% от общего прироста ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) в 2018 году. В течение последующих 10 лет ожидаемый эффект от цифровизациибудет составлять 20-30% от прироста ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства). Потому о цифровизации, как муниципальном курсе, нужно не только лишь гласить, да и целенаправлено сделать неизменные площадки для ведения диалога с вовлеченными представителями отраслей в рабочем режиме. Чем больше будет освещен прогресс в реализации программки цифровизации, чем больше будет вовлечено людей – тем резвее и эффективнее будет реализация.

— В которых секторах экономики активнее проходит DT?

— Исходя из нашего опыта, пионерами во всех цифровых преобразованиях являются денежные структуры, телеком и IT-компании, фуррор бизнеса которых обычно зависит от скорости внедрения новейших технологий, также компании нефтяного и горнодобывающего секторов. К примеру, одной казахстанской компании за счет автоматизации процесса движения самосвалов для перевозки руды с судьба на фабрику удалось повысить производительность и сберегать до $100 тыс. в денек.

— Как диджитализация бизнеса драгоценное наслаждение в наших критериях?

— По данным Dell Technologies, рынок IT-продуктов на сей день равен $3,3 трлн, беря во внимание, что мировой ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) составляет $90 трлн, то это порядка 4%. В наиблежайшей перспективе – 5-7 лет – наш СЕO Майкл Делл предсказывает повышение данной суммы до $7 трлн в год. Это соединено с тем, что главным драйвером экономического роста для всех компаний будет DT. Исходя из убеждений серьезных издержек процесс DТ не востребует значимых инвестиций. Даже напротив, к примеру, при трансформации IT-инфраструктуры и переходе на гибридные пасмурные технологии сокращаются операционные издержки до 24%, переход на аналитическую информационную сохранность понижает издержки на ее обеспечение до 40%, эффектом трансформации рабочих мест быть может рост производительности труда всякого сотрудника до 35%. По данным исследования Dell Technologies, 44% компаний демонстрируют наиболее резвый рост, внедрив мобильные приложения для собственных служащих. Если поглядеть на Fortune Global 500, то за крайние 20 лет 80% состава компаний поменялось, о большинстве из их еще 10 годов назад никто не знал.

— На данный момент больше всего зарабатывают те компании, которые предоставляют сервис, а не делают жесткий продукт?

— Не соглашусь. Возьмите Amazon либо остальные электрические магазины, вы при помощи 1-го нажатия заказываете – и для вас привозят жесткий продукт. И конкретно автоматизация проектов дозволяет создать это с минимальными затратами и в обсужденный срок. К примеру, внедрение искусственного ума Amazon в области логистики позволило в 2 раза повысить эффективность складских помещений и на 20% понизить операционные расходы.

— Но Amazon его не делает, просто работает посредником, регулирует потоки продуктов.

— Отлично, тогда давайте поглядим на тех, кто делает. Добывающие компании входят в Fortune 500, те же Royal Dutch Shell, Sinopec, автоконцерны Тойота и Volkswagen. Цифровая трансформация лишь начала набирать обороты, но уже порядка 5% компаний в мире прошли DT, 60% находятся в процессе, 35% пока пассивны, и мы лицезреем, что они теряют рынки. Вы верно произнесли, что резвее вырастают те компании, которые прошли цифровую трансформацию. К огорчению, не у всех из их есть осознание, что этот процесс подразумевает коренной перелом в сознании, когда приходится переучивать служащих, поменять бизнес-процессы, нацеливаться на неизменные инновации. Опосля этого необходимо перебегать к четырем составляющим, которые, как мы лицезреем, нужны для удачной цифровой трансформации. 1-ая – это создание IT-инфраструктуры в компании, которая дозволит ей быть гибкой и готовой к весьма резвому росту трафика. Тут не надо выкидывать свою текущую инфраструктуру, нужно просто провести полный аудит и поменять устаревшие многофункциональные блоки. Средний актуальный цикл сервера составляет 5 лет, соответственно в течение сих пор можно эволюционно поменять всю IT-инфраструктуру на современную – горизонтально масштабируемую, готовую к пасмурным технологиям. Согласно закону Мура, производительность оборудования возрастает на 100% любые 18 месяцев, за 5 лет в 10 раз. Другими словами в перспективе 15 лет мы увидим рост производительности микропроцессоров в 1000 раз! Модернизация IT-инфраструктуры значит, что она готова к использованию пасмурных технологий, дальше компания решает, какие данные нужно хранить в ЦОД, какие хранить и обрабатывать в облаке, применять мультиклауд-архитектуру.

— Но это потом, а единовременные издержки?

— Главную роль в этом вопросце играет масштаб и специфичность бизнеса. Могу привести пример: неподалеку от Алматы есть оранжерейный комплекс «Зеленоватая ферма» по выращиванию зелени, и в нем обладатель применил новейшие технологии, такие как IoT (датчики влажности и состава земли) и спец ПО (то есть программное обеспечение — комплект программ для компьютеров и вычислительных устройств) на базе искусственного ума, которое заносит коррективы в частоту полива. При относительно низком уровне инвестиций – порядка 5% от цены строительства оранжерейного комплекса и инфраструктуры, он достигнул сокращения операционных издержек на 20% и увеличения урожайности на 50%.

Оцените статью
Добавить комментарий

"24 -." , ., , 050012 . , 280 405
info@alb24.kz
+7 (705) 374-66-44