Глава фонда Snow Leopard Foundation Ержан ЕРКИНБАЕВ: У КАЗАХСТАНА ЕСТЬ ВСЕ ШАНСЫ СТАТЬ КООРДИНАТОРОМ МИРОВОГО ДВИЖЕНИЯ ПО СОХРАНЕНИЮ СНЕЖНОГО БАРСА

 

В Казахстане, по подготовительным оценкам ученых, обитают порядка 130-150 особей снежного барса. Специалисты убеждены, что численность этого редчайшего звериного может быть не только лишь сохранить, да и прирастить. О том, какую работу в нашей стране проводят по сохранению популяции ирбиса, сказал в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» управляющий фонда Snow Leopard Foundation Ержан ЕРКИНБАЕВ.

 

— Годом ранее в Казахстане был сотворен фонд по сохранению снежного барса Snow Leopard Foundation. Какие задачки ставила организация на этот период, каких фурроров удалось достигнуть за этот период времени?

— Фонд собрал и аккумулировал благотворительные взносы, которые в течение года использовались на закуп нужного обмундирования для команды исследователей, технических устройств, фотоловушек, в которые попадали не только лишь взрослые особи ирбиса, да и котята. И это сделалось для нас неплохой новостью, потому что это гласит о том, что популяция возобновляется. Желаю отметить, что в нашу команду входят потомственные зоологии – барсоведы, спецы Института зоологии МОН РК, которые наработали красивую базу по исследованию снежного барса, но недостающее финансирование крайних лет не дозволяло им продолжать работу на должном уровне. Опосля сотворения фонда работа активировалась, а одеть учёных в удобную униформу и оснастить их всем нужным для проведения мониторингового обследования Алматинского региона было нашей первоочередной задачей, которую мы выполнили. Наши исследователи обошли все ущелья Заилийского Алатау и расставили фотоловушки. В зимнюю пору их перемещали, изучали следы снежного барса, собирали продукты жизнедеятельности для генетических анализов. Эту работу мы планируем продолжать на неизменной базе, чтоб буквально выяснить, какова численность ирбиса в Казахстане. По нынешним подготовительным оценкам, это 130-150 особей. Мы убеждены, что можно защитить и сохранить всякого барса и даже прирастить численность этого редчайшего звериного, которое является эмблемой нашей страны.

 

— Во всем мире снежный барс обитает всего в 12 странах. Поведайте о сотрудничестве в рамках сохранения популяции ирбиса.

— Работа по сохранению снежного барса ведется в каждой из 12 государств, но у кого-либо есть больше способностей, у кого-либо — меньше. В каждой стране своя специфичность, к примеру, в Китае самое огромное поголовье — 2 тыщи ирбисов. Для сопоставления, в Рф – порядка 200, в Монголии — 500. В эталоне, все 12 государств должны слиться и совместно работать над сохранением популяции снежных барсов. Как минимум, наша цель сделать тесноватую совместную работу с соседями — Китаем, Киргизией, Россией и Таджикистаном. У нас единый миграционный ареал барса и сотрудничество не только лишь лучше, да и нужно.

 

— Планируются ли какие-то совместные проекты в рамках трансграничного сотрудничества?

— Да, было инициировано создание одного информационного центра с искусственным умом, в каком будет собрана база данных о жизнедеятельности барсов. Создание современного информационного центра дозволит аккумулировать все фото, пути передвижения, выслеживать каждую особь, приплод, копить результаты генетических исследовательских работ, фото с фотоловушек. Барсы передвигаются из страны в страну, и на нынешний денек имеется некое искажение данных, потому что мы можем считать того либо другого определенного ирбиса своим, а Наша родина, когда он перебегает на её местность, — своим. Конкретно потому глобальная численность снежного барса до сего времени весьма ориентировочная, но если мы объединим все данные в едином информационном центре, сможем получать наиболее корректные числа.

 

— Понятно, что вы также планируете сделать генетическую лабораторию. Поведайте подробнее о этом проекте.

— Для разных мониторинговых исследовательских работ, в том числе и для определения физиологического состояния барса, собирается шерсть и продукты жизнедеятельности звериного. На данный момент сложность в том, что мы отправляем весь биоматериал в Москву, либо в далекое зарубежье, а это затягивает процесс, и некие материалы теряют свои характеристики. Каждой стране, в какой обитает ирбис, может быть, трудно будет выстроить свою генетическую лабораторию, да по большенному счёту, это и не надо. А вот сделать одну современную и сверхтехнологичную генетическую лабораторию на четыре страны – это полностью реально. Если в качестве её локации избрать Алматы, то всем это будет комфортно. Как показал наш опыт, собрать весь материал по Алматинскому региону не так трудно. Но для того, чтоб присвоить звериному ID-номер, имя и паспорт, необходимо верно знать его возраст, где он обитает, куда прогуливается, состояние его здоровья. И для определения всего этого генетические исследования необходимы чуток ли не на каждодневной базе, потому проект своей генетической лаборатории заходит в наши планы.

 

— Можно ли гласить о том, что генетическая лаборатория в Казахстане в любом случае будет?

— Пока проект на уровне дискуссий, на уровне идеи, за какую все дружно голосуют. Естественно, его реализация просит средств, но я надеюсь, что они будут найдены. Мы желаем, чтоб центром по созданию единой информационной площадки, по созданию единой генетической лаборатории стал Казахстан и Фонд будет продолжать работать над сиим.

 

— Как происходит оформление ID-паспорта снежного барса?

— Мы поставили себе задачку идентифицировать всякого барса, который водится в Тянь-Шаньских горах нашей страны. В ущелье Левый Талгар – это чуток выше Шымбулака – наш исследователь сфотографировал самку барса с котятами. Опосля этого ей был присвоен ID-паспорт, содержащий такие данные как пол, возраст, состояние здоровья и остальные био характеристики. Ее окрестили Дана. Мы рассчитываем, что с течением времени все 130-150 барсов будут иметь свои ID-паспорта и имена.

 

— Сколько времени занимает идентификация 1-го барса?

— В Индии есть искусственный ум, который автоматом идентифицирует узоры тигра. Мы же работу по идентификации пока делаем, так сказать, вручную. Делим на сегменты фотографию и любой узор описываем. У наших ученых на эту работу уходит порядка месяца, при условии, что есть несколько снимков звериного неплохого свойства и с различных ракурсов, удалось проследить за ним и взять био материал. Это довольно длительно, тогда как весь процесс может занимать два часа, с учетом лабораторных исследовательских работ. В эталоне, вся работа обязана быть компьютеризирована и к этому мы должны придти.

 

— Почти все специалисты сходятся во мировоззрении, что к охране снежного барса нужно завлекать местное население. Может быть, ли у нас в стране ввести данный способ?

— Глобальная практика указывает, что это один из самых действенных способов. У нас тоже был вариант, когда мы поставили фотоловушки и один из местных обитателей, который отлично ориентируется в горах, снял и унёс одну ловушку. При всем этом он «попался» на три остальные фотоловушки и нам пригодилось всего несколько часов, чтоб отыскать его без вербования правоохранительных органов. Когда он возвращал технику, мы с ним условились сотрудничать и это уже приносит свои плоды. Подобная ситуация с охотниками из числа местных обитателей. Если гласить «у тебя на местности водится барс, и мы будем для тебя платить, но ты должен смотреть за сохранностью звериного, записывать данные о нём в журнальчик, обслуживать фотоловушки и так дальше», то этот человек будет заинтересован получать заработную плату, фактически не отходя от дома.

 

— Фонд ставит впереди себя масштабные задачки на будущее. Довольно ли у нас профессионалов в данной сфере, чтоб воплотить все планы?

— Казахстанская наука, пережив томные годы опосля распада Русского Союза и оставшись на время совсем без внимания и без финансирования, тем не наименее, смогла сохранить кадры. Это люди, которые получают маленькую зарплату, но весьма преданы собственному делу и от всей души им увлечены. Хороший состав профессионалов в Институте зоологии, хотя само здание института издавна нуждается в реконструкции. Думаю, что с течением времени мы доберемся и до укрепления его вещественной базы, но самое основное, что есть грамотные кадры, которые все силы отдают сохранению и возрождению снежного барса.

 

— Сначала июля в столице Казахстана Нур-Султане прошла 1-ая глобальная конференция, посвященная дилеммам сохранения популяции снежного барса. Обсудить вопросцы собрались представители 12 государств, на местности которых обитает ирбис. Поведайте о итогах данной для нас встречи.

— 1-ое и самое принципиальное — страны условились о трансграничном сотрудничестве. Это огромное достижение. Также, я думаю, что никто не против того, чтоб те идеи о разработке одного информационного центра и генетической лаборатории воплотились конкретно тут у нас, в Казахстане. На полях конференции прозвучало предложение от 1-го из знатных членов Глобальной программки по сохранению снежного барса и его экосистем (GSLEP) о том, чтоб наша страна стала фаворитом и координатором мирового движения по сохранению снежного барса. Это также большенный фуррор, который гласит о том, что спецы признают Казахстан размеренной государством и неопасной площадкой. И крайнее, — для нас, как для фонда, огромным достижением сделалось то, что мы условились с сотрудниками из остальных государств проводить подобные мероприятия раз в год, и я уверен, что это дозволит нам действовать наиболее слаженно и достигнуть наилучших результатов.

 

— Спасибо за интервью!

 

 

Оцените статью
Добавить комментарий

"24 -." , ., , 050012 . , 280 405
info@alb24.kz
+7 (705) 374-66-44