Аян Еренов: Экспортная ориентированность в страны ЦА дает результаты

На сегодня товарооборот Казахстана со странами Центральной Азии составляет $4,3 миллиардов.

Аян Еренов: Экспортная ориентированность в страны ЦА дает результаты

На сегодня товарооборот Казахстана со странами Центральной Азии составляет $4,3 миллиардов. Из них на отечественный экспорт приходится больше половины – $2,9 миллиардов. Председатель правления Внешнеторговой палаты Казахстана Аян Еренов поведал корреспонденту «Капитал.kz», что с 2019 года товарооборот между Узбекистаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном вырос в 2 раза и имеет неплохую перспективу на повышение в ближайшие пару лет.

– Аян Айдарович, я верно понимаю, что товарооборот между Казахстаном и странами ЦА развивается в разной степени? Какую страну из данной четверки мы на сей день уже можем назвать главным партнером?

– В целом Казахстан интенсивно развивает сотрудничество с Узбекистаном, который мы вправду можем назвать главным партнером. К примеру, в прошедшем году товарооборот между нашими странами составил около $3 миллиардов. Из них на экспорт пришлось $1,7 миллиардов, а на импорт узбекской продукции в Казахстан – $1,9 миллиардов. На втором месте по активности сотрудничества – Кыргызстан, который казахстанские экспортеры считают стратегическим партнером. Тут числа по экспорту и импорта незначительно меньше, но с учетом страновой специфики Внешнеторговая палата предсказывает неплохую динамику развития торговли между 2-мя странами. К примеру, на перспективу есть намерения сделать экспорт автобусов и другого автотранспорта от «СарыаркаАвтоПром» для городского коммунального хозяйства и акимата Бишкека.

На сегодня на рассмотрении вопрос по поставке российских стройматериалов и продукции пищевого сектора в Кыргызстан. Не считая того, мы наблюдаем, что у соседей есть потенциал увеличивать импорт продукции местного производства как в Казахстан, так и евразийские рынки в целом.

– По каким категориям продуктов казахстанским экспортерам интересен Таджикистан?

– Сотрудничество с Таджикистаном для них вправду имеет огромное значение. К примеру, в рамках недавно состоявшегося визита премьер-министра Казахстана стала очевидна заинтересованность Таджикистана в нашей продукции машиностроительной и пищевой отраслей, также строительного сектора.

– Машиностроительной? Вы имеете в виду автопром?

– Да, на сегодня казахстанский производитель поставляет автотранспорт для таксопарков Душанбе. И мы наблюдаем, что у Казахстана есть огромный потенциал стать торговым партнером в Таджикистане в ближайшее время. Могу отметить тенденцию роста товарооборота между нашими странами в ближайшие пару лет. Во всяком случае и Внешнеторговая палата, и казахстанские экспортеры над этим интенсивно работают.

– О сотрудничестве с Туркменистаном пока нечего сказать?

– С Туркменистаном дела у нас пока выстраиваются. Казахстанский бизнес интересуется возможностью выхода продукции на рынок страны, но есть некие ограничения: по выводу средств, по заключению договоров и по способности попасть на территорию Туркменистана. Но тем не менее потенциал наши компании видят, и, когда мы проводим торгово-экономические мероприятия, то энтузиазм Туркменистана к ним постоянно большой. В прошедшем году казахстанские экспортеры поставляли в страну мебель и лекарственную продукцию.

По каким вопросам появляются трудности при налаживании торговых отношений? У государств ЦА различные законы, сертификаты соответствия, сертификаты свойства и другое.

– Да, казахстанские предприниматели не один раз поднимали вопросы о проблемах в отношениях с торговыми партнерами государств ЦА. Все они выносятся на уровень межправительственной комиссии наших государств. К примеру, Узбекистан интересен нам и как страна – пользователь казахстанской муки, и как страна – транзит для ее экспорта в Афганистан. Соответственно, один из главных проблемных вопросов, который подняли казахские мукомолы, – это понижение жд тарифов для транзитных перевозок через территорию Узбекистана. Этот вопрос не так давно поднимался в рамках визита премьер-министра Казахстана в Ташкент. В целом мы отыскали понимание со стороны узбекского управления. Но тут отмечу, что казахстанский экспорт отыскивает и другие выходы для экспорта муки в Афганистан. К примеру, возможность налаживания поставок через Туркменистан.

– Как я понимаю, казахстанские экспортеры набили оскомину с сертификатом происхождения продукта – СТ-1, который должен быть у казахстанского производителя. В чем заключается неувязка?

– Тут желаю объяснить, что сертификат происхождения СТ-1 – это документ, определяющий страну – изготовителя перемещаемой через границу продукции. Другими словами СТ-1 действует для всех государств – участниц Содружества Независимых Государств. Понимаете, в чем заключается нюанс? При выдаче сертификатов СТ-1 Казахстан управляется правилами страны происхождения продуктов 2009 года, а Узбекистан – правилами 1993 года. В связи с этим у ряда наших бизнесменов появляются трудности, проще говоря, нетарифный барьер.

Невозможность получения сертификата СТ-1 не дает ряду казахстанских продуктов способности выхода на рынок Узбекистана. Так, в сфере фармацевтики приходится проводить долгие процессы получения сертификатов и разрешения на вход на рынок Узбекистана, и, естественно, это понижает возможность казахстанских товаропроизводителей экспортировать свою продукцию на сопредельные рынки. Эти трудности не только лишь с Узбекистаном. У нас есть и с иными странами ограничения в режимах экспорта. На уровне межправительственной комиссии наших государств данные трудности уже поднимались и были доведены до управляющих ведомств, причастных к решению данных проблем.

– Другими словами пока несоответствие с СТ-1 не принято решение, о наращивании экспорта казахстанских продуктов в страну речи быть не может?

– Когда идет речь о товарообороте между 2-мя странами, нельзя не учесть проблемные вопросы и форс-мажорные происшествия. Но обе стороны – и казахстанские, и узбекские экспортеры – соображают, что нужен общий курс на сближение по сотрудничеству наших государств. Казахстан при всем этом учитывает, что потенциально для страны есть два больших рынка – это РФ и Китай, куда мы совместно с Узбекистаном можем поставлять свою продукцию. Для обеих государств это повод для кооперации и поиска компромиссов, как с позиции продвижения казахстанского и узбекского бизнеса, так и в целом для продвижения бизнеса государств ЦА на сопредельные рынки.

– Имеющиеся проблемные вопросы и пока нерешенные межстрановые задачи отражаются на казахстанском бизнесе экспортно нацеленных компаний?

– Да, данные задачи влияют на развитие экспорта продукции казахстанского бизнеса. К примеру, высочайший тариф в Узбекистане понижает привлекательность казахстанских продуктов, а именно, муки. Соответственно, мы становимся наименее конкурентоспособными на рынке Афганистана. Понятно, что есть и у Узбекистана свои планы по развитию собственных мукомолен. Потому он заинтересован в импорте казахстанского зерна, переработке его на собственной местности и следующей продаже в Афганистан, что, соответственно, увеличивает конкурентнсть для нас на рынке данной страны.

– В каких отраслях Внешнеторговая палата видит экспортный несырьевой потенциал?

– В любом казахстанском секторе есть определенные продукты, которые будут интересны странам ЦА в качестве экспортируемых. Если говорить о проектах, в каких мы уже увидели результат, то за пример можно взять создание макаронных изделий. В Казахстане есть компании, которые создают макароны, завлекают зарубежные инвестиции и уже продают казахстанскую продукцию за рубежом. Это дает им возможность расти и наращивать объемы производства. Для них становится не достаточно рынка Центральной Азии, и они смотрят на рынки Ближнего Востока и Китая. Другими словами вырастает само предприятие, что в итоге сказывается на экономике Казахстана: больше налоговых отчислений, больше социальной ответственности, больше рабочих мест и т.д.

– Как мне известно, казахстанские экспортеры практикуют и формат встреч с предпринимателями государств ЦА в формате B2B? Это приносит результаты?

– Если оценивать эффект от встреч и сотрудничества в формате B2B, то, к примеру, мы можем озвучить заслуги компании «Султан Маркетинг» – это итог турецких инвестиций, которые были привлечены в Казахстан. Как результат сотрудничества – запуск завода по производству макаронных изделий. На сей день данная компания – это один из больших экспортеров на местности государств ЦА. Отмечу, что «Султан Маркетинг» – весьма приятный пример того, как зарубежные инвестиции работают на Казахстане, создавая рабочие места. При всем этом они выходят на забугорные рынки как казахстанский товаропроизводитель. Если компании, подобные «Султан Маркетинг», будут наращивать объемы собственных продаж, то они, точно, с течением времени будут интересоваться и выходом на рынки Ближнего Востока, Китая и остальных государств. Любой действующий шаг компании-экспортера ведет к новой ступени развития.

Оцените статью
Добавить комментарий